ИСТОРИЯ МАНГАЗЕИ 

 

«Англия, ломящаяся от тучности и избытка сил, выступает из берега, переплывает за океаны и создает новые миры. Ей удивляются, и она заслуживает это удивление. Но так ли смотрят на подвиги колонизации Сибири, на ее почти бескровное завоевание?

Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки в мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана»

Герцен А. И. Сочинения, т. 6. СПб., 1905, с. 222

Сказание о Мангазее

 

     На бескрайние просторы Сибири русских привел «соболиный хвост», пушнина, высоко ценившаяся как на Руси, так и в Европе. Весь XVI век и первую половину XVII века  устремления первопроходцев были направлены в глубь Сибири, на реки Обь, Пур и Таз, а позднее на Енисей и Лену – земли отдаленные и глухие, богатые мягким золотом – соболями. Путь этот лежал через Мангазею – первый русский заполярный город за Уралом. До реки Таз по Студеному морю – Северному Ледовитому океану пролегал прямой водный путь (с волоками на полуострове Ямал), а вот с реки Таз на реку Енисей дорогу первопроходцам предстояло еще освоить с помощью местного населения.

 
В походах на Югру и Обь

     В истории русской Сибири немало героических страниц. А начиналось всё, как водится на Руси, с незапамятных времен, с народного движения, не контролируемого центральной властью. Первооткрывателями зауральских земель, в том числе Обско-Тазовского междуречья стали новгородцы. Жители Великого Новгорода, промысловики, не брезговавшие лихими набегами на окраинные земли, именуемые ушкуйниками, наведывались в Сибирь регулярно, еще со времен Ярослава Мудрого.

5d9c78f215e9f94c773ba8cc.jpg
Ушкуйники захватывают Кострому
Лицевой летописный свод
 

     Данные о народах за Северным Уралом («за Камнем») впервые зафиксированы в древних русских летописях. В «Повести временных лет» и знаменитом послании «Поучение Владимира Мономаха» есть повествование 1118 года новгородского посадника Гуряты Роговича. Он обеспечивал сбор дани Великому Новгороду с людей на Печоре. Отряд дружинников, пройдя к востоку от Северного Урала, обнаружил «землю (страну) Югорскую»: «Югра же — это люди с языком непонятным, и соседствуют они с самоядью в северных странах». Жители Югры поведали дружинникам, что «…ещё севернее, где высокие горы граничат с морем, живут заключённые в горы люди».

     Появление в Западной Сибири регулярных войск Великого Новгорода впервые документально зафиксировано в 1364 г. Тогда во главе большой дружины воевода Александр Абакумович поднялся по р. Усе (правый приток Нижней Печоры), перевалил через Полярный Урал, спустился по р. Собь до Оби и прошел по ней до Обской губы.  Вместе с дружиной Александра Абакумовича в поход выступил и другой отряд. Его повел «за Камень» воевода Степан Ляпа. Он поднялся по р. Щугор, пересек Северный Урал и по р. Северная Сосьва добрался до Оби – «воеваша по Оби реке до моря», как говорит летопись. В «Господин Великий Новгород» оба отряда вернулись зимой 1364-1365 гг., представив первые документально подтвержденные сведения о Сибири. Огромная территория от низовий Оби до устья Иртыша присоединилась к владениям Новгорода. Об этом был составлен официальный документ. На берегах Оби выросли городки-остроги. Была открыта Западная Сибирь, река Обь, обследовано 1000 км её течения от устья до Иртыша[1].

Повесть временных лет
Лаврентьевская летопись
PVL.jpg

     В 1483 г. московские воеводы – князь Федор Курбский-Черный и Иван Иванович Салтык-Травин совершили переход через Средний Урал. Поход был усмирительным, что-то вроде «принуждения к миру» местных жителей, совершавших набеги на русские поселения на склонах Уральского хребта.

 В устье р. Пелым (приток р. Тавды) объединенная рать русских и их союзников коми-зырян разгромила вогульское войско. В плен к воеводам попал кодско-казымский «великий князь» Молдан. Позднее русское войско сплавилось вниз по Оби и там пленило двух сыновей обдорского князька Екмычея – Чалмака и Сонту. Пленённые   вельможи были доставлены князем Фёдором Курбским в Москву.

     После победного сражения воеводы повели свой отряд в глубь неведомого края. «Вниз по Тавде ...мимо Тюмени в Сибирскую землю; воевали, идучи, добра и полону взяли много. А от Сибири шли по Иртышу... вниз, воюючи, да на Обь-реку великую в Югорскую землю, и князей югорских воевали и в полон вели». По Западной Сибири войско преодолело с боями около 2500 км. Передвигались по рекам на ладьях и дощаниках[2].

     По итогам похода русской армии весной 1484 г. к государю московскому пришли с просьбой принять их в свое подданство «князи» (племенные вожди) вогульские и югорские и один из князей сибирских (вероятно, татарских). «И князь великий дань на них уложил да отпустил восвояси». 14 марта 1484 года Великий князь Иван III впервые включил в свой титул звание Югорского, зафиксировав тем самым включение Югры в состав Московского государства.

 
Великий Князь Иван, Божиею милостию, Государь всея Руси и Великий Князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверский, и Угорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский.
Божией милостию, Государь всея Руси и Великий Князь Владимирский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверский, и Югорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский, и иных.
Ivan_III_.jpg

     В декабре 1484 года недалеко от центра Пермской епархии городка Усть-Вымь при посредничестве пермского епископа Филофея был заключён мир с кодскими и югорскими князьями. Князья Молдан, Пыткей, Пынзей и несколько из их сыновей клялись соблюдать мир. Участники переговоров закрепили мирный договор полухристианским-полуязыческим обрядом: трижды ходили вокруг ёлки по медвежьей шкуре с острыми саблями в руках, при этом кланялись христиане – кресту на ёлке, а вогулы – на юг; пили воду с золота и произносили: «Кто изменит – ты золото – чуй»[3].

В 1499 г. трое московских воевод возглавили большой поход в Сибирскую землю. Князь Ушатый от Вологды сплавился по реке Сухоне до реки Северной Двины и по ней до устья Пинеги. По этой реке поднялся до места, где она сближается с верховьем Кулоя – до Пинежского волока, и спустился по Кулою к Мезенской губе Белого моря.
      Затем его путь шел вверх по Мезени и Пезе до ее истоков, где она сближается с верхней Цильмой. По Цильме князь спустился до Печоры, а по ней поднялся до Усташа-города. (Вероятно, город стоял близ устья р. Щугор, у 64° с. ш., где кончается судоходная часть Печоры.) Там он ждал, пока не подошли отряды князя Семена Федоровича Курбского и Василия Ивановича Гаврилова-Бражника. «Да тут осеновали [провели осень] и город зарубли [построили]. А с Печоры-реки воеводы пошли на Введеньев день [21 ноября]... А от Печоры воеводы шли до Камени две недели. И тут прошли... через Камень щелью [ущельем], а Камени в облаках не видать, а коли ветрено, так облака раздирает, а длина его от моря до моря. От Камени шли неделю до первого городка Ляпина; всего до тех мест верст шли 4650... А от Ляпина шли воеводы на оленях, а рать на собаках[4].

Перевалив через Урал и преодолев с начала похода тысячи верст, московские войска под началом князя Петра Ушатого и князя Семена Курбского вышли к притокам Оби, а затем достигли и берега великой сибирской реки. Ляпинский городок  был взят штурмом.

Услышав о прибытии русских, обдорские и югорские князья согласились стать подданными Москвы. Хотя дело все же не обошлось без столкновений, в целом процесс прошёл мирно и без больших жертв с обеих сторон. Великий князь Московский Иван III отныне в титуле своем именовался не только – Югорским, но Обдорским и Кондийским.

      Зимний поход русского войска под командованием воевод князей Семена Курбского и Петра Ушатого 1499−1500 гг. окончательно закрепил ближнее Зауралье за Русским царством. Дорога в Сибирь была открыта, путь к новым землям  расчищен. Этот поход помог распространению на Руси новых географических сведений об Оби и ее притоках, в целом о Западной Сибири.

Быть может, из рассказов новгородских и московских ратных и «гулящих» (то есть свободных людей) позже прорисует в своих «записках» Сигизмунд Герберштейн описание легендарного Лукоморья, т.е., как считают некоторые толкователи путанного повествования видного немецкого дипломата, – Нижнего Приобья[5].

 
 
 
 

[1] Е.В.Перевалова. Обдорские князья Тайшины (историко-этнографический очерк) // Древности Ямала. Вып.1. Екатеринбург- Салехард: УрО РАН, 2000. С.158. 

 

[2] Цит. по кн. И.В. Побережников «Ямал в ХII- в начале XХ вв. Периодизация русского освоения. //Русское освоение Ямала до начала ХХ века.Екатеринбург 2005 г. с. 14.

[3] Карамзин Н.М. История государства Росийского в 12-ти томах. М., 1998. Т.VI.с.173.

[4] Цит. по. И. П. Магидович В.И. Магидович. Очерки по истории географических открытий. Т. 1. М. «Просвещение» 1982 г. С. 82.

[5] С. Герберштейн. Записки о Московии. С-Петербург. 1886 г. С. 126.

 
 
 

© 2021 Экспедиция "Тайны Мангазеи"