Отчет об экспедиции "Тайны Мангазеи - 2019"

Первый конфликт
609A86A6-E1FB-4FF2-93FC-F1B667464021.jpe

     24.05.2019 
     Договариваемся о дежурствах. Общим собранием решаем, что первым дежурит тот, кто эту «гениальную» идею предложил – Денис Калинин.

ПОСИДЕКИ

План по меню, мягко говоря, неизысканный. На завтрак – яичница с колбасой и луком, на обед – макароны с тушёнкой. На вечер обещает борщ, если будет картофель. 

     Сегодня проходят первое и второе официальные мероприятия.

     В музее встречаемся с ветеранами (пенсионерами) и другими интересующимися людьми. Выступает Павел Нефёдов (в целом об экспедиции), Данил Хусаинов (об РГО и своих профессиональных умениях), Денис Калинин (о истории Жеребцова и Хабарова и о том, как они связаны с Красноселькупом, как мимо этого места ходили на кочах, дощаниках или карбасах, если верить С.В. Бахрушину и М.И. Белову). 

20190524_121103.jpg
HD8_9492.jpg

фото Д. Хусаинова

20190524_121316.jpg

     Записываем интервью с директором музея Мартой Ивановной Федоровой. Она рассказывает про третий глаз, эзотерику и связь Кастанеды с селькупами через Шамбалу, но упоминает и интересное для нас: например, что Покатылька переводится как «волок между излучиной реки». То есть «покатыка – это место, где переволакивали лодки-долблёнки на реке, чтобы не плыть долго по водной петле».

     Таким образом, можно предположить, что Покалька и Покатылька – это и есть Волочайки, про которые писалось в «Росписи сибирским городам и острогам»:«А водяным путем из Мангазеи до Енисейскова острогу Тазом рекою вверх воды до речки до Волочайки в кочах ходу 2 дни; а Волочайкою рекою вверх воды до Волоку ходу 6 дней, а волоком с полверсты; а от волоку кочами не ходят, а лехкие суды, каюки и струги через волок волочат на себе до другие Волочайки речки, а в другую Волочайскую речку вниз воды до Турухану реки ходу 2 дни. А Туруханом рекою вниз воды до Туруханского зимовья ходу 6 дней».Волочайки изображены и Чертежной книге Семёна Ремезова. 

HD8_9473_edited.jpg

МАРТА ФЕДОРОВА

ДИРЕКТОР МУЗЕЯ

фото Д. Хусаинова

МАНГАЗЕЙСКАЯ КРЕПОСТЬ

фото Д. Хусаинова

КРАСНОСЕЛЬКУП

фото Д. Хусаинова

     Вторая официальная встреча – в Центре дополнительного образования. Принимают тепло – и ветераны, и дети. Даже удивительно.

     Идём на Таз – там по-прежнему лёд.

     Тестируем два коптера. «Мавик» у Хусаинова работает хорошо, а «Фантом» у Каурдакова все время теряет координаты. Боимся, что улетит на родину, в Китай.Будем, видимо, одним снимать и фото, и видео.

     Под вечер случается первая конфликтная ситуация.

     Участники экспедиции после обеда отдыхают. Но Беспокойный переживает, хватит ли видео, отснятого в музее. Ответственный Калинин его поддерживает, и они вдвоём отправляются добирать материал.

фото Д. Хусаинова

МУЗЕЙНЫЙ ДВОР

фото Д. Хусаинова

     По окончанию съемок ищут в Красноселькупе картошку и находят её в самом дальнем, расположенном на окраине жизни магазине. Это тот период, когда в Красноселькуп зимника уже нет, а Таз не вскрылся, навигации, значит, еще нет. В течение месяца-полутора товары не завозят, дефицит может случиться с чем угодно. Вот сейчас случился с картошкой.Нагруженные видеоматериалами и картофелем Калинин и Каурдаков возвращаются домой.

     А дверь закрыта! Ключ один, и он – не здесь.

     Беспокойный паникует, Толстый превращается в злого. Обнаруживает, правда, что полчаса назад ему звонил Павел, но это не помогает.

     Толстый-злой звонит ему, тот уверяет, что они скоро будут.

     Но прибывают только минут через 20 на такси. Прибывают весёлые, что ещё более накаляет ситуацию.Толстый злится. 

     Прибывшие оправдываются.

     – Ну, нам Веталь Гнутиков налил минералки белорусской. Представляешь, ему прямо из Беларуси привезли. Когда он нам наливал, тебе Паша, кстати, звонил. А она такая газированная. Минералка...

     Они устали отдыхать после обеда и отправились перевозить вещи от Славы к Виталию. Сделали в общем-то важное дело, но забыли сообщить об этом другим экспедиционерам. Осознали, что надо было предупредить остальных, только когда им предложили продегустировать минеральный напиток. 

     Но, как видим, было поздно.

     Толстый уже стал злым. Как он уверяет, не из-за того, что дегустировали без него, а потому что вынужден был стоять, ждать, куковать под дверью почти час. Мы ему верим, конечно.

     Снова в доброго Толстый превращается, когда все признают, что были не правы, и обещают так не делать, а делать по-другому.

     Калинин Денис готовит великолепный борщ, которым все с удовольствием закусывают 0,5 минералки, – все, кроме Злого, которому хватило минералки белорусской.

     Злой перед ужином достаёт пакетик с чесноком:

     – Настоящий, домашний, – нахваливает его подобревший от ужина Злой, – злой, ядрёный. Если будем есть, ни в какую слякоть, даже на реке не заболеем.

     Теперь всё время на ужин едим чеснок. После ужина, пока Пофигист ссорится по телефону с женой, свадьба с которой была накануне экспедиции, все ложатся спать в предвкушении нового дня и нового конфликта.