Отчет об экспедиции "Тайны Мангазеи - 2019"

Зарубки на лиственницах

31.05.2019

     В 7.30 просыпаются Толстый и Турист.
Пасмурно. Дождя нет. Около 7 градусов. 

HD8_1882.jpg
HD8_1908.jpg

Стараемся собраться быстрее. Получается не очень. Выходим около 10.00. 
Льда в стремнине гораздо меньше. Река существенно шире, чем в июле прошлого года. В месте впадения в Покалькы реки Сельпорыльки обнаруживаем первые зарубки на лиственницах. Их фотографий много в интернете. Они самые доступные. Дойти до них (если осторожно) можно даже в августе по самой низкой воде.

HD8_1999.jpg

Но мы воодушевлены! Выходим на берег. Фотографируемся с флагами всех спонсоров. Спасибо им!

(Рекламная пауза. Никуда не уходите).

HD8_2036.jpg
HD8_2039.jpg
HD8_2040.jpg
HD8_2035.jpg
HD8_2047.jpg
HD8_2044.jpg
HD8_2033.jpg

По шесть зарубок на каждой из трёх лиственниц. Ходим вокруг. Ищем артефакты или следы былых цивилизаций. Находим только какашки оленей и лосей.
До экспедиции про зарубки в интернетах не нашли ничего проясняющего. Обсуждаем. Соглашаемся, что это какие-то навигационные знаки. Но вот какие? 
То, что они находятся напротив устья Сельпорыльки, наталкивает на мысль, что они указывают на путь в левую сторону. Но почему тогда три лиственницы? Рядом. На одном уровне. И на всех по шесть зарубок.
Минут через 30 движения видим другие зарубки. Четыре штуки. Никаких развилок нет. Лиственница одна. Потом были другие. И еще… 

HD8_2388.jpg
HD8_2381.jpg

Часто выходит солнце. Летают утки и гуси. Их много, но звук моторов поднимает их задолго до того, как лодка приблизится на расстояние выстрела. Толстый, впрочем, всё равно палит по ним. Всегда мимо.
Примерно в 15.00 появляется ледяной затор длиной метров 30. 

Несколько огромных льдин сцепились и перегородили реку. Обойти их нельзя. Тащить лодки по льдинам опасаемся. Лодки загружены вещами, очень тяжелые. Лёд неоднородный – в любом месте можно провалиться.
Бьем по льдинам баграми. Заезжаем на них лодками, пытаемся задним ходом растащить. С собой нет кошек, поэтому цепляемся за лёд алюминиевым якорем. Всё безуспешно.
Одну из льдин держит упавшее в воду дерево, комель зажат меж двух стволов мощных лиственниц. Марсель пристёгивает страховку к лодке. За пояс его держит Данил. Лодку Данила держит Денис Калинин. Лодка Дениса пристёгнута к другому дереву. Марсель пилит бревно бензопилой. Прямо в воде. Опилки вместе с водой летят в него, летят в Данила и даже в Дениса. Летят в Дениса Каурдакова, который снимает всё это экшн-камерой.

Только Павел стоит в сторонке. Он один в экипаже, поэтому не может ничем помочь. 
Но остальным сложно это понять.
Все немного устают и немного злятся на Павла.
Бревно хрустит, трескается, вместе с льдиной увлекаемое течением, скатывается вниз, куда-то к Худосею, Тазу, морю Мангазейскому, Карскому морю и Северному Ледовитому океану.
Хусаинов и Калинин лихорадочно дёргают моторы, заводят их и еле успевают заскочить в укрытие, где курит Павел, – огромные льдины прокатываются мимо.
Кстати, да. Два участника экспедиции курят (ну как два: на старте экспедиции – два, на финише – три). И это постоянно мешает съемкам. То и дело Каурдаков кричит: «Опять ты мне кадр испортил! Ну что за люди? Ну не курите вы, пока съёмка! Что вы их прячете? Поздно уже! Всё, испортили кадр!» 
На этих переживаниях, наверное, он и стал третьим. 
Курение вредит. И не только здоровью…
С этим затором мы бились полтора часа.
Идём дальше.
За поворотом упираемся ещё в один завал. Длина его уже метров 50. Начинаем биться с ним. Всё по старой схеме, только бревна здесь нет. Точнее, есть какое-то по центру, но оно вмёрзло в льдину, его не распилить. А если и распилить, то смысла в этом нет.

Бьёмся, боремся, сражаемся. За полтора часа выбиваемся из сил. Бьёмся еще около часа. Совершенно уставшие, смиряемся, скатываемся метров на 200 ниже и встаём лагерем на ужин.

HD8_2500_edited.jpg

Разводим примус. Ставим воду. Слышим хлопки крыльев над головой – гуси! Толстый вскакивает, ищет глазами ружьё, бежит к нему, падает, вскакивает (выглядит всё это забавно), хватает ружьё, вскидывает, снимает с предохранителя. «Но утки уже летят далеко…»
Закипает вода. Завариваем лапшу быстрого приготовления.
Злой зло высказывает Пофигисту:
– Пофигист, убери руки из карманов! Как ни фотографирую, у тебя всё время руки в брюки!
– Да я руки просто грею, – оправдывается Пофигист.
Выпиваем ровно по 30 граммов минералки.

Думаем вставать лагерем.
П. Нефёдов предлагает Д. Калинину сходить к завалу – 30 граммов требуют от него действия.
Денис заводит мотор, Павел прыгает на нос лодки. Они медленно подходят к завалу, осматривают его.
Павел перебрасывает ноги за борт. Денис чуть разгоняется и ногами Павла таранит бревно в центре огромной льдины. С третьего раза они слышат слабый треск льда, с пятого – скрежет. После десятого Паша говорит: 
– Ещё пару таких таранов, и мне придётся менять ноги.
Через пару таранов бревно вместе с льдиной отрывается от затора – проход открыт! 
Денис и Павел, триумфально убегая ото льда, возвращаются к своим товарищам, которые не сказать, чтоб очень рады. Они вынуждены загружать уже разобранные лодки и выдвигаться в путь. Да и радоваться чужому триумфу не очень приятно.
Путь оказывается не долгим. Совсем немного уже остаётся до речки Перевальной, но минут через двадцать – новый завал. Быстрого взгляда хватает, чтоб понять – справиться с ним нереально. Метров на сто вперёд сплошные торосы из огромных льдин.

HD8_2236_edited.jpg

Долго ищем место для стоянки. Везде очень мокро, сплошной лес, склоны-уклоны – палатки ставить негде.
Денис и Денис швартуются у одного, как показалось, перспективного места, обследуют его, но перспективность не реализует своего потенциала. Каурдаков садится к мотору, Калинин отталкивает лодку от берега, прыгает на неё, но делает это недостаточно сильно. Успевает схватиться за рангоут, но все-таки соскальзывает в воду. Смотрит глазами кота из «Шрэка» на Каурдакова. Тот судорожно пытается завести мотор, чтобы прибиться к берегу. Доползти до товарища через груду вещей не успеет. Да и десять раз подумает, вытаскивать ли такого большого человека – тот же и за собой может утянуть.  
Как часто это происходит в критических ситуациях, в глубине мышц Калинина зарождается какая-то неимоверная сила и он вытаскивает себя, в тёплой одежде, с ружьём, патронташем и болотниками, начерпавшими по несколько литров воды, на лодку – почти как Мюнхгаузен. 
Хусаинов и Чаушев, наконец, находят место стоянки.
Марсель разводит костёр. Готовим ужин.
Где-то кто-то говорит: «Какой же я был дурак, надо было брать по канистре на человека». И где-то молча кивает Беспокойный.
Завтра должны дойти до озера Перевального. Все чувствуют это. Осталось километров 20.
Тарахтит генератор. Где-то впереди на небольшом озере в устье реки Перевальной Слава с Андреем и Лизой тащат по льду бульную лодку «Казанка», на дне которой спит 9-месячный младенец.

HD8_2442_edited.jpg
HD8_2517_edited.jpg
HD8_2494.jpg

фото Д. Хусаинова